Новости

27.11.2014

Приказ от 19 ноября 2014 года № ОД-3259

В связи с неустранением Закрытым акционерным обществом «ЕВРОСИБ- СТРАХОВАНИЕ» в установленный срок нарушений страхового законодательства, явившихся основанием для приостановления действия лицензии на осуществление страхования (приказ Банка России от 08.10.2014 № ОД-2769 «О приостановлении действия лицензии на осуществление страхования Закрытого акционерного общества «ЕВРОСИБ-СТРАХОВАНИЕ»), а именно неисполнением в установленный срок предписания Банка России от 23.07.2014 № 53/1832, на основании подпункта 1 пункта 2 статьи 32.8 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», в соответствии с Федеральным законом от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» приказываю:

1. Отозвать лицензию от 27.09.2012 С № 2240 77 на осуществление страхования Закрытого акционерного общества «ЕВРОСИБ-СТРАХОВАНИЕ» (новое наименование: Закрытое акционерное общество «ЗАЩИТА-СТРАХОВАНИЕ»; регистрационный номер по единому государственному реестру субъектов страхового дела 2240; место нахождения: 105082, город Москва, улица Бакунинская, дом 69, строение 1; ИНН 7704012319; ОГРН 1027700003473).

2. Пресс-службе Банка России (Граник А.В.) опубликовать настоящий приказ в «Вестнике Банка России» в течение 10 рабочих дней со дня его издания.

Первый заместитель Председателя Центрального банка Российской Федерации С.А. Швецов

Это значит что все потерпевшие по ОСАГО застрахованные в этой компании, имеют право на страховую выплату в РСА или другой СК.

 

 

 
08.11.2014

Через 10 дней вступает в силу Федеральный закон от 14.10.2014 N 307-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и отдельные законодательные акты Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с уточнением полномочий государственных и муниципальных органов в части осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля", изменивший ряд статей главы 12 КоАП РФ, касающихся административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения.

Наряду с ужесточением ответственности водителей и уточнением ответственности водителей скутеров и мопедов, поправки изменяют меры воздействия на неплательщиков штрафов за нарушение ПДД. Теперь арестовать за нарушение сроков платежа штрафа за ПДД практически невозможно, а вот заставить заплатить штраф в двойном размере или назначить до 50 часов обязательных работ - вполне реально.

Примечательно, что ФЗ содержит уточнение, относительно того, что следует считать транспортным средством, за нарушение правил управления которым предусмотрена административная ответственность:

Под транспортным средством в настоящей статье следует понимать автомототранспортное средство с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 кубических сантиметров или максимальной мощностью электродвигателя более 4 киловатт и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час, а также прицепы к нему, подлежащие государственной регистрации, а в других статьях настоящей главы также иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право.

 
21.10.2014

Утверждён
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
22 мая 2013 года


ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
по гражданским делам, связанным с разрешением споров
об исполнении кредитных обязательств

 

1. Споры, возникающие из кредитных отношений, с участием физических лиц подведомственны судам общей юрисдикции.

1.1. Введение процедуры наблюдения в отношении юридического лица, являющегося должником по кредитному обязательству, обеспеченному поручительством гражданина, не изменяет подведомственности рассмотрения судом общей юрисдикции искового требования кредитора о взыскании задолженности с поручителя.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала незаконным прекращение производства по делу по иску банка к обществу с ограниченной ответственностью и к поручителям (физическим лицам) о взыскании задолженности по кредиту.

1.2. Процессуальной формой привлечения к участию в деле должника и поручителя как субъектов солидарной ответственности, возникшей для них одновременно и в равном объѐме, является привлечение их в качестве соответчиков.

В случаях предъявления банками требований к поручителю и заѐмщику в отдельности, основанных на положении пункта 1 статьи 363 ГК РФ о солидарной ответственности поручителя и должника перед кредитором при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства, у судов возникают вопросы о необходимости привлечения к участию в деле других субъектов солидарной ответственности и об их процессуальном положении.

2.1. Правоприменительная практика свидетельствует, что в судах ещѐ не сложился единообразный подход к решению вопроса о территориальной подсудности рассмотрения дел, связанных с обращением взыскания на недвижимое имущество, заложенное в обеспечение возврата кредита. В связи с этим у ряда судов возникает вопрос о правомерности применения к рассматриваемым отношениям правила об исключительной подсудности, предусмотренного статьѐй 30 ГПК РФ.

Следует признать обоснованной сложившуюся судебную практику, которая исходит из того, что требование об обращении взыскания на заложенное в обеспечение возврата кредита недвижимое имущество не является самостоятельным спором о правах на это имущество. Материально-правовой предпосылкой такого рода спорных отношений является неисполнение должником кредитного обязательства, предполагающее удовлетворение требований кредитора за счѐт стоимости предмета залога, в связи с чем статья 30 ГПК РФ к кредитным отношениям применению не подлежит.

2.2. Определѐнные трудности на практике вызывает вопрос о том, признаѐтся ли действующим условие кредитного договора (договора поручительства) о подсудности спора по месту нахождения банка, согласованное между кредитором и заѐмщиком (поручителем), в случае уступки требования по просроченной кредитной задолженности третьим лицам.

Примером правильного применения законодательства по указанному вопросу является практика судов, которые, основываясь на положениях статьи 44 ГПК РФ, исходят из того, что правопреемство в материально-правовых отношениях влечѐт за собой и процессуальное правопреемство. При уступке права требования банком другому лицу сохраняют силу положения о договорной подсудности, согласованные в договоре первоначального кредитора с должником. Однако следует учитывать, что новый кредитор имеет право на предъявление иска по тем правилам о подсудности, которые согласованы в договоре. Например, если в кредитном договоре содержится условие о рассмотрении споров по месту нахождения банка с указанием его юридического адреса, то организация, в пользу которой была осуществлена уступка требования, имеет право на обращение в суд по месту нахождения первоначального кредитора (по материалам судебной практики Свердловского областного суда).

3. Как показывает практика, при разрешении вопросов о применении сроков исковой давности по делам анализируемой категории суды, принимая во внимание действующее законодательство, учитывают сохраняющие силу разъяснения совместных постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащиеся в том числе:

– в постановлении от 28 февраля 1995 года № 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», предусматривающем, что заявление о применении срока исковой давности не препятствует рассмотрению заявления истца-гражданина о признании уважительной причины пропуска срока исковой давности и его восстановлении, а также что срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска (пункт 12);

– в постановлении от 1 июля 1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (пункт 32) о сроках предъявления требований о признании недействительности ничтожной сделки;

– в постановлении от 12, 15 ноября 2001 года № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (в части, не противоречащей действующему законодательству).

Судебная практика исходит из того, что по спорам, возникающим из кредитных правоотношений, требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности, который применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения им решения (статья 199 ГК РФ). При исчислении сроков исковой давности по требованиям о взыскании просроченной задолженности по кредитному обязательству, предусматривающему исполнение в виде периодических платежей, суды применяют общий срок исковой давности (статья 196 ГК РФ), который подлежит исчислению отдельно по каждому платежу со дня, когда кредитор узнал или должен был узнать о нарушении своего права. По требованиям о признании ничтожным того или иного условия кредитного договора суды, исходя из пункта 1 статьи 181 ГК РФ, применяют трѐхлетний срок исковой давности, течение которого рассчитывается со дня, когда началось исполнение ничтожной части сделки. При наличии заявления стороны в споре о пропуске срока исковой давности, установив факт пропуска данного срока без уважительных причин (если истцом является физическое лицо), в соответствии с частью 6 статьи 152 ГПК РФ суды принимают решения об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

3.1. Значительное число вопросов в практике судов связано с применением сроков исковой давности по требованиям, связанным с последствиями недействительности ничтожной сделки.

По делам анализируемой категории такого рода вопросы возникают, в частности, при рассмотрении исков граждан-заѐмщиков к банкам о взыскании сумм комиссии за открытие и ведение ссудного счѐта, уплаченных по условиям кредитных договоров в виде единовременных либо периодических платежей наряду с процентами за пользование кредитом.

Сложившаяся судебная практика исходит из недействительности (ничтожности) данного условия кредитного обязательства.

Так, при рассмотрении конкретного дела Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала законными выводы суда о недействительности (ничтожности) условия кредитного договора об уплате комиссионного вознаграждения за открытие и ведение ссудного счѐта заѐмщика-потребителя (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. № 53-В10-15).

По общему правилу исковые требования заѐмщика, поданные по истечении срока исковой давности при отсутствии уважительных причин его пропуска, о чѐм заявлено кредитором (ответчиком), удовлетворению не подлежат. В силу пункта 1 статьи 181 ГК РФ течение срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, который составляет три года, начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Из данного правила исходит судебная практика в случаях заявления ответчика о пропуске срока для защиты нарушенного права по иску гражданина-заѐмщика о применении последствий недействительности ничтожного условия кредитного договора, предусматривающего уплату комиссии за открытие и ведение ссудного счѐта. Срок исковой давности при указанных обстоятельствах исчисляется со дня, когда заѐмщиком началось исполнение недействительной (ничтожной) части сделки, а именно со дня уплаты спорного платежа. При этом судами принимается во внимание требование гражданского законодательства о прекращении обязательства надлежащим исполнением (пункт 1 статьи 408 ГК РФ).

Изучение правоприменительной практики показало, что судами в целом правильно применяется законодательство о сроках исковой давности при рассмотрении дел, по которым обязательства по кредитным договорам исполнены (прекращены). Примером обоснованного отказа в удовлетворении иска должника к кредитору об обратном взыскании суммы комиссии, уплаченной за период действия кредитного договора, является следующее дело.

16 апреля 2011 года заѐмщик обратился в районный суд с требованием к банку о признании недействительным условия кредитного договора, заключѐнного между ними 17 марта 2007 года, о взимании комиссии за открытие и ведение ссудного счѐта, как противоречащего положениям статьи 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», применении последствий недействительности сделки, взыскании с ответчика уплаченной истцом комиссии, компенсации морального вреда.

В процессе судебного разбирательства банк заявил о пропуске заявителем срока исковой давности, который, по мнению ответчика, должен исчисляться с момента начала исполнения кредитного договора.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, районный суд в решении указал, что в Гражданском кодексе Российской Федерации в порядке исключения из общего правила применительно к требованиям, связанным с недействительностью ничтожных сделок, предусмотрена специальная норма (пункт 1 статьи 181 ГК РФ), в соответствии с которой течение срока давности по названным требованиям определяется не субъективным фактором (осведомлѐнностью заинтересованного лица о нарушении его прав), а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки. Такое правовое регулирование обусловлено характером соответствующих сделок как ничтожных, которые недействительны с момента совершения независимо от признания их таковыми судом (пункт 1 статьи 166 ГК РФ), а значит не имеют юридической силы, не создают каких-либо прав и обязанностей как для сторон по сделке, так и для третьих лиц.

Следовательно, поскольку право на предъявление иска в данном случае связано с наступлением последствий исполнения ничтожной сделки и имеет своей целью их устранение, то именно момент начала исполнения такой сделки, когда возникает производный от неѐ тот или иной неправовой результат, в действующем гражданском законодательстве избран в качестве определяющего для исчисления срока давности.

На основании изложенного суд пришѐл к выводу об истечении срока исковой давности по требованиям истца о признании недействительной части кредитного договора от 17 марта 2007 года, поскольку исполнение спорной сделки началось в момент внесения заѐмщиком первоначального платежа в счѐт уплаты названной комиссии 17 апреля 2007 года, тогда как с соответствующим требованием в суд он обратился по истечении срока исковой давности – 16 апреля 2011 года.

Вывод суда о пропуске срока исковой давности по заявленному требованию основан на нормах действующего законодательства и разъяснениях, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (пункте 32), постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 года № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (пункт 8 в части определения момента исчисления срока) (по материалам судебной практики Белгородского областного суда).

Аналогичным образом суды отказывают в удовлетворении исковых требований должников о взыскании комиссии за открытие и ведение ссудного счѐта, уплаченной по кредитному договору, обязательства по которому ими исполнены досрочно, а иск предъявлен за пределами срока давности.

Так, решением суда в удовлетворении исковых требований заѐмщика к банку о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде возврата уплаченной комиссии за открытие и ведение ссудного счѐта отказано со ссылкой на пропуск истцом трѐхлетнего срока исковой давности, так как судом было установлено, что кредитный договор, содержащий условие о такой комиссии, был заключѐн 15 ноября 2007 года, кредитное обязательство погашено заѐмщиком досрочно 15 ноября 2010 года, а иск в суд им подан 31 января 2011 года, то есть с пропуском установленного пунктом 1 статьи 181 ГК РФ трѐхлетнего срока.

При этом судом отклонены доводы истца о том, что поскольку кредитным договором предусмотрена уплата спорной суммы периодическими платежами, то срок исковой давности об обратном взыскании должен исчисляется отдельно по каждому платежу (комиссии). В решении суд указал, что пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 года № 15/18, на который ссылался истец, толкуя положения статьи 181 ГК РФ, регламентирует правила применения срока исковой давности по искам о взыскании просроченных повременных платежей и не распространяется на правоотношения, связанные с требованиями о возврате исполненного по сделке, которые не регулируются положениями статьи 200 ГК РФ (по материалам судебной практики Калининградского областного суда).

Вместе с тем неоднозначно складывается практика разрешения судами споров о применении последствий недействительности ничтожного условия кредитного договора об уплате комиссии за открытие и ведение ссудного счѐта (ничтожной части сделки) в тех случаях, когда срок исполнения кредитного обязательства не истѐк, а иск должником предъявлен по истечении трѐхлетнего срока с момента начала исполнения ничтожной части сделки. При рассмотрении такого рода дел суды не всегда учитывают, что исковые требования должника о взыскании уплаченных им кредитору комиссий, поданные по истечении срока исковой давности при отсутствии уважительных причин его пропуска, о чѐм заявлено кредитором (ответчиком), удовлетворению не подлежат (пункт 2 статьи 199, статья 205 ГК РФ).

Суды также не всегда принимают во внимание, что специальный срок исковой давности по ничтожным сделкам предусмотрен в пункте 1 статьи 181 ГК РФ для защиты нарушенного права путѐм применения последствий недействительности такой сделки (статья 12 ГК РФ).

При этом ничтожная сделка является недействительной с момента еѐ совершения независимо от признания еѐ таковой судом (пункт 1 статьи 166, пункт 1 статьи 167 ГК РФ).

Правоприменительная практика свидетельствует, что кредитор не во всех случаях в добровольном порядке исключает из договора недействительное условие кредитного обязательства.

По смыслу пункта 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в случае пропуска срока исковой давности должник не лишается права на предъявление иска о признании недействительной ничтожной сделки, которая не порождает юридических последствий и недействительна с момента еѐ совершения.

В силу статьи 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности, который применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Таким образом, в случае пропуска срока исковой давности должник утрачивает право взыскать с кредитора денежные средства, уплаченные им в виде комиссии за открытие и ведение ссудного счѐта наряду с процентами за пользование чужими денежными средствами (пункт 1 статьи 395 ГК РФ). Однако если отношения кредитора с должником являются длящимися и на момент рассмотрения дела действие заключѐнного между ними соглашения продолжается, то суд, отказывая в удовлетворении требований должника о применении последствий недействительности ничтожной части сделки в связи с истечением срока реализации им данного права, вправе проверить сделку в этой части на предмет еѐ действительности и в случае признания еѐ противоречащей закону указать в мотивировочной части решения, что следка является ничтожной. В противном случае отказ суда в установлении ничтожности условия кредитного договора, не имеющего юридической силы, повлечѐт возникновение неправового результата в виде обязанности стороны в сделке исполнить еѐ в недействительной части.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 5 постановления от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении» со ссылкой на часть 3 статьи 196 ГПК РФ указал, что суд вправе выйти за пределы заявленных требований и по своей инициативе на основании пункта 2 статьи 166 ГК РФ применить последствия недействительности ничтожной сделки (к ничтожным сделкам относятся сделки, о которых указано в статьях 168 – 172 названного Кодекса).

Исходя из данного толкования, при разрешении споров между кредитором (истцом) и заѐмщиком (ответчиком), например о досрочном взыскании суммы задолженности по кредитному договору, возникших в пределах срока исковой давности, суды уменьшают размер взыскиваемой задолженности на сумму комиссии, уплаченную заѐмщиком за открытие, ведение и обслуживание ссудного счѐта, независимо от того, заявлялись ли встречные требования ответчиком по данному вопросу или нет.

Так, заочным решением суда требования банка к должнику (заѐмщику-гражданину) о взыскании задолженности по кредитному договору удовлетворены частично. Учитывая, что в состав общей задолженности ответчика по кредиту была включена и задолженность по комиссии за выдачу денежных средств, комиссии за ведение счѐта и комиссии за расчѐтное обслуживание, суд отказал в удовлетворении требований банка о взыскании с заѐмщика задолженности по указанным комиссиям, взыскав с него задолженность по кредитному договору, состоящую из суммы основного долга и процентов за пользование кредитом (по материалам судебной практики Тверского областного суда).

3.2. Течение срока давности по требованию о взыскании задолженности по обеспеченному поручительством кредитному обязательству, подлежащему исполнению по частям, начинается со дня невнесения заѐмщиком очередного платежа и исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

4. В качестве дополнительного способа обеспечения исполнения кредитного обязательства допускается только добровольное страхование заѐмщиком риска своей ответственности.

Так, судебная коллегия по гражданским делам областного суда, отменяя решение районного суда в части признания недействительным пункта кредитного договора, в соответствии с которым заѐмщик в течение пяти рабочих дней с момента выдачи кредита обязан заключить и предоставить банку полис и договор страхования жизни и здоровья на весь срок действия договора с указанием банка в качестве выгодоприобретателя, исходила из того, что положения действующего законодательства не исключают возможности включения в кредитные договоры условия о страховании заѐмщиком жизни и здоровья.

Как указала судебная инстанция, часть 2 статьи 935 ГК РФ предусматривает, что обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону.

Вместе с тем такая обязанность может возникнуть у гражданина в силу договора. В соответствии со статьѐй 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Согласно статье 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться, помимо указанных в ней способов, и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Приведѐнные правовые нормы свидетельствуют о том, что в кредитных договорах может быть предусмотрена возможность заѐмщика застраховать свою жизнь и здоровье в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и в этом случае в качестве выгодоприобретателя может быть указан банк.

По данному делу судебная коллегия не установила оснований для признания оспариваемого пункта кредитного договора ущемляющим права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, а потому недействительным. Несмотря на обеспечение обязательств договором страхования, заѐмщик от оформления кредитного договора и получения кредита не отказался, возражений против предложенных страховой компанией условий не заявил, иных страховых компаний не предложил (по материалам судебной практики Омского областного суда).

В другом гражданском деле суд, отказывая в удовлетворении требований истца к банку о признании недействительным условия кредитного договора о необходимости страхования жизни и здоровья заемщика, также исходил из доказанности добровольного выбора заѐмщиком-гражданином условия обеспечения исполнения кредитного обязательства.

Судом по делу установлено, что при выдаче потребительского кредита гражданам банк применял разработанные им правила выдачи кредитов физическим лицам, согласно которым страхование жизни и здоровья заѐмщика относится к мерам по снижению риска невозврата кредита. Данными правилами предусмотрено, что кредит может быть выдан заѐмщику и в отсутствие договора страхования, но в этом случае по кредиту устанавливается более высокая процентная ставка. Давая оценку представленным банком доказательствам, суд установил, что разница между двумя данными ставками не является дискриминационной. Кроме того, из упомянутых правил вытекает, что решение банка о предоставлении кредита не зависит от согласия заѐмщика застраховать свою жизнь и здоровье с указанием банка в качестве выгодоприобретателя.

Суд также обратил внимание на то, что разница между процентными ставками при кредитовании со страхованием и без страхования являлась разумной. Согласно заявке на выдачу кредита, подписанной заѐмщиком, он выбрал вариант кредитования, предусматривающий в качестве одного из обязательных условий страхование жизни и здоровья, с более низкой процентной ставкой (по материалам судебной практики Архангельского областного суда).

4.1. Включение в кредитный договор условия об обязанности заѐмщика застраховать свою жизнь и здоровье, фактически являющееся условием получения кредита, свидетельствует о злоупотреблении свободой договора.

Например, решением суда исковые требования заѐмщика к банку о признании недействительным условия кредитного договора, которое обусловливало получение заѐмщиком кредита необходимостью обязательного приобретения другой услуги – страхования жизни и здоровья заѐмщика, были удовлетворены.

Своѐ решение суд мотивировал тем, что, поскольку кредитные договоры заключаются гражданами с банками в потребительских целях, данные правоотношения между ними именуются потребительскими и регулируются Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», пункт 2 статьи 16 которого запрещает обусловливать предоставление одних услуг обязательным предоставлением других услуг. Данный запрет призван ограничить свободу договора в пользу экономически слабой стороны – гражданина – и направлен на реализацию принципа равенства сторон. При этом указанный запрет является императивным, поскольку не сопровождается оговоркой «если иное не предусмотрено договором». Следовательно, его нарушение в виде обязательности заключения договора страхования, которым банк обусловил выдачу кредита, влечѐт за собой ничтожность данной части договора (статья 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», статья 168 ГК РФ). Кроме того, в силу прямого указания пункта 2 статьи 935 ГК РФ личное страхование жизни или здоровья является добровольным и не может никем быть возложено на гражданина в качестве обязательства, обусловливающего предоставление ему другой самостоятельной услуги.

При разрешении данного спора суд установил, что у заѐмщика не было возможности заключить кредитный договор без данного условия, так как доказательством того, что предоставление банком услуги по ипотечному кредитованию обусловлено предоставлением другой услуги (страхование жизни и здоровья), являются положения пунктов кредитного договора, в соответствии с которыми при неисполнении или ненадлежащем исполнении заѐмщиком обязательств относительно заключения договора личного страхования кредитор вправе потребовать полного досрочного исполнения обязательства. В рассматриваемом случае включение банком в кредитный договор обязанности заѐмщика застраховать свою жизнь и здоровье фактически является условием

получения кредита, без исполнения которого заѐмщик не приобретѐт право на получение необходимых ему денежных средств. Такие действия являются злоупотреблением свободой договора в форме навязывания контрагенту несправедливых условий договора (по материалам судебной практики Свердловского областного суда).

4.2. Требование банка о страховании заѐмщика в конкретной названной банком страховой компании и навязывание условий страхования при заключении кредитного договора не основано на законе.

Например, решением районного суда требования заѐмщика о признании недействительным условия кредитного договора о страховании заѐмщика в определѐнной страховой компании удовлетворены.

Суд пришѐл к выводу, что, устанавливая в договоре в качестве страховщика единственное юридическое лицо (указание конкретной страховой компании), ответчик обязывает заѐмщика застраховаться только в этой страховой компании, нарушая тем самым право физического лица – потребителя на предусмотренную статьѐй 421 ГК РФ свободу как в выборе стороны в договоре, так и в заключении самого договора. Указанное решение оставлено без изменения судом кассационной инстанции (по материалам судебной практики Свердловского областного суда).

4.3. Убытки, причинѐнные заѐмщику вследствие задержки страховой выплаты, обеспечивающей исполнение кредитного обязательства, подлежат возмещению страховщиком в полном объѐме.

4.4. При предоставлении кредитов банки не вправе самостоятельно страховать риски заѐмщиков. Однако это не препятствует банкам заключать соответствующие договоры страхования от своего имени в интересах и с добровольного согласия заѐмщиков.

Из указанной правовой позиции исходила судебная коллегия, оставляя без изменения решение районного суда об отказе в удовлетворении требований о признании ничтожным пункта кредитного договора в части включения в сумму кредита платежа за подключение к программе страхования.

Судом по делу установлено, что в заявлении-анкете на выдачу кредита имеется графа о подключении к Программе добровольного страхования жизни и здоровья, при этом «согласен» или «не согласен», заѐмщик должен написать собственноручно, что и было им сделано. В заявлении на страхование заѐмщик был ознакомлен и согласен с тем, что за подключение к Программе страхования банк вправе взимать с него плату в соответствии с тарифами банка, состоящую из комиссии за подключение клиента к данной Программе и компенсации расходов банка на оплату страховых премий страховщику.

Банком представлены доказательства заключения договора страхования и перечисления страховой премии страховщику. Заключая договор страхования заѐмщика и определяя плату за подключение к Программе страхования, банк действовал по поручению заѐмщика. Данная услуга, как и любой договор, является возмездной в силу положений пункта 3 статьи 423, статьи 972 ГК РФ.

Доказательств того, что отказ истца от подключения к Программе страхования мог повлечь отказ и в заключении кредитного договора, суду не представлено.

В случае неприемлемости условий кредитного договора, в том числе в части подключения к Программе страхования, заѐмщик был вправе не принимать на себя вышеуказанные обязательства. Между тем собственноручные подписи в заявлении о страховании, заявлении-анкете подтверждают, что истец осознанно и добровольно принял на себя обязательства, в том числе и по уплате банку платы за оказание услуг по заключению договора страхования (по материалам судебной практики Алтайского краевого суда).

5. Условия кредитного договора, содержащие основания его досрочного расторжения, не предусмотренные законом, недействительны.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, признавая правильным решение суда первой инстанции о частичном удовлетворении требований заѐмщика о признании условий кредитного договора недействительными, указала следующее.

По данному делу заѐмщик обратился в суд с исковым заявлением о признании недействительными условий кредитного договора, согласно которым кредитор вправе в одностороннем порядке потребовать от заѐмщика досрочного возврата суммы кредита, уплаты причитающихся процентов и комиссии в случае, если заѐмщик намерен изменить или уже изменил место жительства либо прекратил трудовые отношения со своим работодателем и не имеет другого постоянного источника дохода; независимо от причины ухудшилось техническое состояние закладываемого автомобиля, повлѐкшее уменьшение его залоговой стоимости на 40% и более; заѐмщик заявил о расторжении договора банковского вклада до востребования, заключѐнного с кредитором;

заѐмщик в течение 10 календарных дней не представил по требованию кредитора справку о доходах за испрашиваемый период.

Между тем к основаниям, влекущим возникновение права кредитора требовать досрочного исполнения обязательств заѐмщиком, Гражданский кодекс Российской Федерации относит, в частности, нарушение заѐмщиком срока, установленного для возврата очередной части кредита (пункт 2 статьи 811 Кодекса), невыполнение предусмотренной договором обязанности по обеспечению возврата кредита, утрата (или ухудшение условий) обеспечения обязательства, за которые кредитор не отвечает (статья 813 Кодекса), нарушение заѐмщиком обязанности по обеспечению возможности осуществления кредитором контроля за целевым использованием суммы кредита, а также невыполнение условия о целевом использовании кредита (пункты 1 и 2 статьи 814 Кодекса).

6. Если исполнение кредитного обязательства обеспечено несколькими способами (залог, поручительство), то недействительность или прекращение действия одного способа обеспечения само по себе не влечѐт аналогичные последствия в отношении другого способа обеспечения обязательства.

7. В случае изменения кредитного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для обеспечивающего его исполнение поручителя, поручительство прекращается с момента внесения изменений в основное обязательство, если на такое изменение не было получено согласия поручителя в форме, предусмотренной договором поручительства.

8. Согласие поручителя отвечать перед банком за неисполнение кредитного обязательства заѐмщиком, в том числе и в случае изменения условий кредитного договора, должно быть явно выражено им в договоре поручительства.

9. Смерть поручителя не относится к тем обстоятельствам, с которыми закон связывает возможность прекращения поручительства.

В связи с возникающими в судебной практике вопросами о возможности правопреемства в случае смерти должника или поручителя по кредитному договору следует исходить из разъяснений, которые даны в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» в третьем разделе «Ответственность наследников по долгам наследодателя» (в том числе пункты 5, 49, 59 – 62).

Поручитель наследодателя становится поручителем наследника лишь в случае, если поручителем было дано согласие отвечать за неисполнение обязательств наследниками. При этом исходя из пункта 1 статьи 367 и пункта 1 статьи 416 ГК РФ поручительство прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство, и поручитель несѐт ответственность по долгам наследодателя перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества.

Наследники поручителя отвечают в пределах стоимости наследственного имущества по тем обязательствам поручителя, которые имелись на время открытия наследства.

10. При изменении кредитного обязательства, обеспеченного залогом, залог обеспечивает обязательство должника в том размере, в каком оно существовало бы без такого изменения, если стороны договора о залоге не пришли к соглашению о том, что при увеличении размера требований по основному обязательству на согласованную залогодателем и залогодержателем сумму залог обеспечивает обязательство должника в увеличенном в согласованных пределах размере.

Основания прекращения залога предусмотрены пунктом 1 статьи 352 ГК РФ. Согласно указанной норме залог прекращается: с прекращением обеспеченного залогом обязательства; по требованию залогодателя при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 статьи 343 ГК РФ; в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом, предусмотренным пунктом 2 статьи 345 ГК РФ; в случае реализации (продажи) заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом, а также в случае, если его реализация оказалась невозможной.

11. Применение судом статьи 333 ГК РФ по делам, возникающим из кредитных правоотношений, возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

12. При разрешении судом требований об обращении взыскания на недвижимое имущество, заложенное в обеспечение возврата долга по кредитному обязательству, юридически значимым обстоятельством, которое входит в предмет доказывания и подлежит исследованию судом, является выяснение вопроса о существенности допущенного должником нарушения обеспеченного залогом обязательства, а также установление законных оснований для обращения взыскания на заложенное имущество.

13. Заявление заинтересованной стороны (залогодателя, залогодержателя) об изменении первоначально установленной судом в решении начальной продажной цены заложенного в обеспечение исполнения кредитного обязательства имущества, реализуемого в ходе осуществления исполнительного производства в случае признания торгов по продаже данного имущества несостоявшимися подлежит рассмотрению судом исходя из аналогии процессуального закона (часть 4 статьи 1 ГПК РФ) в порядке, предусмотренном статьѐй 434 ГПК РФ.

 
21.10.2014

"ОБЗОР ПО ОТДЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ,
СВЯЗАННЫМ С ДОБРОВОЛЬНЫМ СТРАХОВАНИЕМ ИМУЩЕСТВА ГРАЖДАН"
(УТВ. ПРЕЗИДИУМОМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ 30.01.2013)

1. Страховой интерес 
2. Обязанность страхователя сообщить страховщику обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового риска 
3. Страховая сумма 
4. Толкование договора страхования
5. Уведомление о наступлении страхового случая 
6. Наступление страхового случая вследствие умысла или грубой неосторожности страхователя >>>
7. Возможность обусловить выплату страхового возмещения действиями страхователя, а не наступлением страхового случая 
8. Нарушение страхователем сроков уплаты страховых взносов как основание для прекращения договора страхования 
9. Освобождение страховщика от уплаты страховой суммы в связи с тем, что автомобилем управляло лицо, не указанное в страховом полисе 
10. Размер страховой выплаты 
11. Возмещение ущерба с учетом износа застрахованного имущества 
12. Утрата товарной стоимости застрахованного имущества 
13. Уплата процентов за пользование чужими денежными средствами при необоснованном отказе страховщика в выплате страхового возмещения 
14. Срок исковой давности по требованиям о выплате страхового возмещения 

Верховный Суд РФ совместно с верховными судами субъектов РФ подготовил Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (далее - Обзор). Обзор по большей части носит описательный характер, в нем обобщается практика применения судами общей юрисдикции гражданского законодательства, касающегося вопросов добровольного страхования.
В Обзоре рассматривалась судебная практика по искам о недействительности договора страхования имущества, об освобождении страховщика от исполнения обязательств, о размере страховой выплаты, о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами и др.
Следует отметить, что до недавнего времени суды общей юрисдикции указывали на то, что законодательство о защите прав потребителей не применяется к отношениям по добровольному имущественному страхованию (ответ на вопрос 2 разд. "Ответы на вопросы" Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года, утвержденного Постановлением Президиума ВС РФ от 28.05.2008).
Однако судебная практика по этому вопросу изменилась после принятия Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей". В данном Постановлении было указано, что законодательство о защите прав потребителей применяется к отношениям по добровольному имущественному страхованию, если отсутствует специальное регулирование (например, в части определения подсудности спора) (см. также Определения Липецкого областного суда от 16.07.2012 по делу N 33-1643а/2012, Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 13.09.2012 по делу N 33-1107/2012, Санкт-Петербургского городского суда от 23.10.2012 N 33-15274/2012, Апелляционные определения Томского областного суда от 19.10.2012 по делу N 33-2905/2012, Новосибирского областного суда от 15.01.2013 по делу N 33-84/2013, Московского городского суда от 10.09.2012 по делу N 11-20185, от 09.07.2012 по делу N 11-13198). В связи с этим указанные выше разъяснения были отозваны Верховным судом РФ (см. п. 2 разд. "Информация для сведения" Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года, утвержденного Президиумом ВС РФ 10 октября 2012 г.).

1. Страховой интерес

В Обзоре указывается, что ключевым моментом при решении вопроса о действительности договора добровольного страхования имущества является наличие страхового интереса у страхователя (выгодоприобретателя).
Как установлено в Обзоре, о наличии такого интереса может свидетельствовать существование юридической (правовой) связи лица, в пользу которого заключен договор страхования, с предметом страхования. Этот вывод согласуется с существующей практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов (см., к примеру, Определения Московского городского суда от 06.02.2012 по делу N 33-3102, от 11.11.2010 по делу N 33-35060, Приморского краевого суда от 30.05.2012 по делу N 33-4683, Апелляционное определение Самарского областного суда от 19.07.2012 по делу N 33-6774/2012, Кассационное определение Верховного суда Республики Татарстан от 06.02.2012 по делу N 33-1299/2012, а также Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2009 N 16АП-1384/09 по делу N А63-7938/08-С1-40).
Из текста Обзора нельзя с полной определенностью сделать вывод о том, могут ли о наличии страхового интереса свидетельствовать иные факты. Президиум ВС РФ не исключает возможности существования страхового интереса и в иных случаях, но прямо их не называет.
При этом бремя доказывания отсутствия страхового интереса должно возлагаться на лицо, которое требует признать договор страхования недействительным. Страховщик должен доказывать негативный факт - отсутствие интереса страхователя.
Следует отметить, что схожая позиция отражена в п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования". Эту позицию также разделяли некоторые суды общей юрисдикции, в том числе на основании того, что страховщик обязан проверять наличие и характер страхового интереса при заключении договора страхования (Определения Московского городского суда от 16.11.2010 по делу N 33-34776, Санкт-Петербургского городского суда от 06.12.2011 N 33-18016/2011, Кассационное определение Верховного суда Республики Татарстан от 06.02.2012 по делу N 33-1299/2012).

2. Обязанность страхователя сообщить страховщику
обстоятельства, имеющие существенное значение
для определения вероятности наступления
страхового риска

В п. 1 ст. 944 ГК РФ установлено, что при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику.
В противном случае договор страхования может быть признан недействительным как совершенный под влиянием обмана.
В связи с этим в Обзоре отмечается, что специально установленные правовые санкции за нарушение страхователем указанной обязанности (п. 3 ст. 944 и п. 2 ст. 179 ГК РФ) могут применяться лишь в случае, если страхователь умышленно скрыл какие-либо обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового риска, либо представил заведомо ложные сведения. Таким образом, непредставление страховщику указанной информации в результате небрежности страхователя само по себе не может повлечь за собой признание договора страхования недействительным.
Эти выводы подтверждаются существующей судебной практикой (см., к примеру, Определения Московского городского суда от 14.12.2010 по делу N 33-38631, от 24.06.2010 по делу N 4г/2-4979/10, Санкт-Петербургского городского суда от 20.09.2011 N 33-14258/2011, Апелляционные определения Саратовского областного суда от 02.10.2012 по делу N 33-5705, Омского областного суда от 05.12.2012 по делу N 33-7594/2012, Кассационные определения Курского областного суда от 05.07.2012 по делу N 33-1496-12, Волгоградского областного суда от 25.01.2012 по делу N 33-539).

3. Страховая сумма

В п. 2 ст. 947 ГК РФ закреплено, что страховая сумма не должна превышать действительную стоимость (страховую стоимость) застрахованного имущества. Однако данная норма является диспозитивной, и иное правило может быть установлено договором страхования.
При этом существует коллизия с положением п. 1 ст. 951 ГК РФ, в котором императивно установлено: если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, то договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. Аналогичная норма содержится также в п. 2 ст. 10 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон о страховании).
В Обзоре рекомендуется разрешать данную коллизию следующим образом. Императивные нормы не могут быть нарушены, несмотря на наличие диспозитивного правила, допускающего иное регулирование отношений. Поэтому указанные нормы следует понимать как ограничивающие размер страховой суммы действительной стоимостью имущества. При нарушении этого правила должны наступать особые последствия, указанные в п. 1 ст. 951 ГК РФ.
Также в Обзоре рекомендуется при определении страховой суммы исходить из действительной стоимости имущества, которая может быть эквивалентна рыночной стоимости имущества в месте его нахождения в день заключения договора страхования. При этом такие термины страхового законодательства как "действительная стоимость", "реальная стоимость", "разумная стоимость", "эквивалентная стоимость" рекомендуется понимать как рыночную стоимость. Следует отметить, что данная рекомендация сходна с положением ст. 7 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".
О применении обозначенной нормы к страхованию см. Постановления ФАС Московского округа от 21.01.2013 по делу N А40-113591/10-59-1009, Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2011 по делу N А08-3739/2010-18Б, Апелляционное определение Вологодского областного суда от 12.09.2012 N 33-3798/2012.
Из доктринальных источников см. Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография. - М.: Норма, Инфра-М, 2012. - 576 с. - Гл. 12, § 1.
В судебной практике также поддерживается вывод о том, что страховая сумма определяется по соглашению сторон договора страхования, но при этом не должна превышать действительную (рыночную) стоимость застрахованного имущества (см., к примеру, Определения Санкт-Петербургского городского суда от 04.09.2012 N 33-11982, от 13.12.2012 N 33-16615/2012, Верховного суда Республики Дагестан от 27.01.2012 по делу N 33-305/2012, Самарского областного суда от 15.02.2012 N 33-1651/2012, Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 01.10.2012 по делу N 33-8122/2012, Кассационное определение Тульского областного суда от 02.02.2012 по делу N 33-306).
В Обзоре обращается внимание на то, что страховая сумма по договору имущественного страхования не может быть оспорена страховщиком, если он не воспользовался предоставленным ему правом и не произвел экспертизу страхуемого имущества в целях установления его действительной стоимости (п. 1 ст. 945 и ст. 948 ГК РФ), а согласился с указанной страхователем стоимостью имущества. В этой ситуации страховщик не сможет впоследствии сослаться на завышение стоимости застрахованного имущества, поскольку исходя из этой (завышенной, по заверениям страховщика) суммы последнему выплачивается страховая премия.

4. Толкование договора страхования

В Обзоре приводится пример судебного спора, из которого следует, что положения договора страхования при наличии неточностей и несоответствий должны толковаться в пользу страхователя (толкование contra preferentum), поскольку страховщик имел возможность их устранить при наступлении страхового случая.
Также в Обзоре указывается на то, что если в договоре страхования не были согласованы специальные условия о застрахованном имуществе, то согласно ст. 943 ГК РФ в такой ситуации необходимо применять стандартные правила страхования соответствующего вида, принятые, одобренные или утвержденные страховщиком либо объединением страховщиков (правила страхования).

5. Уведомление о наступлении страхового случая

Нарушение страхователем обязанности незамедлительно уведомить страховщика о наступлении страхового случая само по себе не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения. В связи с этим в Обзоре поясняется, что страхователь (или выгодоприобретатель), не уведомивший о наступлении страхового случая, может оспорить отказ страховщика в выплате страхового возмещения. В такой ситуации страхователю необходимо доказать, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая из иного источника или что отсутствие у страховщика сведений о страховом случае не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (п. 2 ст. 961 ГК РФ).
Относительно этого вопроса в Обзоре приводится пример из судебной практики, согласно которому страхователь, застраховавший автомобиль, несвоевременно уведомил страховщика о наступлении страхового случая, но в силу того, что факт наступления страхового случая был подтвержден документами о совершении административного правонарушения (протокол, справка ГИБДД и т.п.), страховщик не мог отказать в выплате страхового возмещения со ссылкой на несвоевременное уведомление о страховом случае. Этот вывод также встречается, к примеру, в Определении Санкт-Петербургского городского суда от 26.11.2012 N 33-16353, разделе "Дела, возникающие из дорожно-транспортных происшествий" Обзора кассационной и надзорной практики по гражданским делам за 6 месяцев 2007 года (подготовлен Пермским краевым судом 24 июля 2007 г.).

6. Наступление страхового случая вследствие
умысла или грубой неосторожности страхователя

Согласно п. 1 ст. 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. В то же время при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения только в случаях, предусмотренных законом.
В связи с этим в Обзоре указывается, что страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения, если докажет, что действия страхователя были направлены на причинение вреда имуществу и страхователь желал наступления негативных последствий.
В качестве примера ситуации, когда страховщик был освобожден от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности, в Обзоре приводится случай гибели катера, которая произошла вследствие нарушения страхователем правил пользования маломерными судами на водных объектах. Следует отметить, что освобождение страховщика от уплаты страхового возмещения в случае грубой неосторожности страхователя (выгодоприобретателя) предусмотрено только в ст. 265 КТМ РФ.
В качестве специального основания освобождения от выплаты страхового возмещения по договору страхования транспортных средств в Обзоре указано наступление страхового случая при управлении страхователем транспортным средством в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения.
Президиум ВС РФ также указал, что нахождение страхователя за рулем в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения нарушает требование абз. 1 п. 2.7 Постановления Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 "О Правилах дорожного движения".
В Обзоре отмечается, что в судебной практике существует правовая позиция, согласно которой не имеет значения наличие причинно-следственной связи между наступлением страхового случая и алкогольным (наркотическим) опьянением страхователя, поскольку само по себе управление транспортным средством в таком состоянии является проявлением грубой неосторожности.
Арбитражные суды в своей практике также отмечают, что состояние алкогольного опьянения виновного лица является обстоятельством, способствовавшим наступлению страхового случая и освобождающим страховщика от выплаты страхового возмещения (см., к примеру, Определение ВАС РФ от 07.09.2012 N ВАС-10979/12 по делу N А71-7986/2011-Г33).
Однако в судебной практике встречаются и судебные акты, в которых рассматриваемые обстоятельства не признаются основаниями, освобождающими страховщика от выплаты страхового возмещения (см., к примеру, Определение Пермского краевого суда от 03.10.2012 по делу N 33-8869, Апелляционные определения Вологодского областного суда от 25.07.2012 N 33-2960/2012, от 04.07.2012 N 33-2646/2012).
При этом целесообразно обратить внимание на следующее различие в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции при разрешении рассматриваемой проблемы. Арбитражные суды в соответствии со ст. ст. 963 и 964 ГК РФ допускают возможность установления в договоре страхования (или в правилах страхования) условия, согласно которому нахождение страхователя в состоянии алкогольного опьянения освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения (см. Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 19.04.2012 по делу N А29-1994/2011, ФАС Московского округа от 22.10.2012 по делу N А40-36287/12-151-331, ФАС Северо-Западного округа от 26.10.2012 по делу N А56-63777/2011). Суды общей юрисдикции такую возможность ставят под сомнение (см., к примеру, Определение Верховного суда Республики Коми от 16.07.2012 по делу N 33-2897АП/2012, Кассационное определение Новосибирского областного суда от 04.08.2011 по делу N 33-5780-2011; противоположная позиция отражена в Апелляционном определении Тамбовского областного суда от 13.06.2012 по делу N 33-1562).
При этом в Обзоре отмечено, что условие об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения в связи с совершением страхователем дорожно-транспортного происшествия в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения должно быть включено в договор добровольного страхования имущества и страхователь должен быть ознакомлен с таким условием.

7. Возможность обусловить выплату страхового
возмещения действиями страхователя, а не наступлением
страхового случая

В Обзоре указано, что непредставление страхователем паспорта транспортного средства, либо свидетельства о его регистрации, либо комплекта ключей, либо талона техосмотра не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения за угон (хищение) автомашины. Такое непредставление не может свидетельствовать об умысле страхователя (выгодоприобретателя), направленном на наступление страхового случая.
Также в Обзоре обращалось внимание на то, что случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ, положения которых не содержат таких оснований, как непредставление указанных выше документов на автомобиль или комплектов ключей. При этом отмечается, что в случае непредставления таких документов (ключей) суд для принятия решения об отказе в выплате страхового возмещения должен исследовать вопрос о форме вины страхователя (выгодоприобретателя). Эти выводы были сделаны со ссылкой на Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ N 5-В09-146.
Следует отметить, что Верховный Суд РФ не в первый раз обращает внимание судов общей юрисдикции на незаконность подобных условий договора страхования имущества. Так, в п. 6 разд. "Судебная практика по гражданским делам" Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.10.2012) указывалось на то, что условие договора имущественного страхования о выплате страхового возмещения в зависимости от определенных действий страхователя (представление страховщику свидетельства о регистрации транспортного средства для получения страхового возмещения), а не от наступления страхового случая, ничтожно.
В настоящее время в судебной практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции такое толкование положений законодательства о том, что может пониматься под страховым случаем, является преобладающим (см. Определения ВС РФ от 24.04.2012 N 5-В12-24, от 12.01.2010 N 5-В09-146, Рязанского областного суда от 01.08.2012 N 33-1442, Апелляционные определения Рязанского областного суда от 04.07.2012 N 33-1156, Московского городского суда от 04.07.2012 по делу N 11-9060, от 02.07.2012 по делу N 11-12318/2012, Постановления Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 N 4561/08 по делу N А49-3418-2007-151-9-ГК, ФАС Московского округа от 21.02.2012 по делу N А40-15747/11-59-165, от 11.03.2011 N КГ-А40/1248-11 по делу N А40-152004/09-151-1037, от 16.06.2010 N КГ-А40/4438-10 по делу N А40-92911/09-8-754, ФАС Поволжского округа от 31.01.2011 по делу N А72-4077/2010, ФАС Уральского округа от 25.01.2012 N Ф09-8536/2011 по делу N А76-3514/2011).
Следует отметить очень точную характеристику рассматриваемой ситуации, приведенную в ряде указанных выше судебных актов: "кража автомобиля вместе со свидетельством о государственной регистрации и ключом не устраняет объективности его утраты".
Также Президиум ВС РФ в Обзоре указал на то, что страховщик не может освобождаться от обязанности уплатить страховое возмещение по договору добровольного страхования в ситуации, когда страхователь после наступления страхового случая и оценки страховщиком стоимости восстановительных работ произвел ремонтные работы в целях восстановления застрахованного имущества, стоимость которых превысила стоимость восстановительного ремонта, определенную страховщиком.
В рассматриваемом документе по этому поводу указано, что если в договоре страхования закреплена обязанность страховщика возместить фактическую стоимость ремонта поврежденного застрахованного имущества, то страховщик может быть освобожден от обязанности выплатить страховое возмещение только в случае, если он оспорит стоимость документально подтвержденных произведенных затрат на ремонт.

8. Нарушение страхователем сроков уплаты страховых
взносов как основание для прекращения договора страхования

В Обзоре отмечается, что нарушение страхователем сроков уплаты страховых взносов само по себе не прекращает и не расторгает договор страхования, поэтому страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения при просрочке уплаты страховых взносов. При этом Президиум ВС РФ обратил внимание на то, что по данному вопросу в судебной практике отсутствует единообразие.
Ряд судов, как указывается в Обзоре, полагает, что неуплата очередных страховых платежей свидетельствует о нарушении договора страхования, в связи с чем страхователь лишается права ссылаться на нарушение его прав страховщиком. Следовательно, такая неуплата влечет расторжение договора добровольного страхования.
В то же время другие суды общей юрисдикции отмечали, что страховщик не может отказать в выплате страхового возмещения, однако вправе зачесть сумму просроченного страхового взноса при определении размера подлежащего выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования (ст. 954 ГК РФ). Такая сумма должна рассчитываться пропорционально не уплаченным страхователем денежным средствам, если страховая премия вносилась в рассрочку. Автоматически действие договора страхования в такой ситуации не прекращается.
В Обзоре указывается, что для предотвращения таких спорных ситуаций страховщик должен известить страхователя о том, что он расторгает договор страхования в связи с допущенной просрочкой или отказывается от исполнения договора страхования (если это предусмотрено договором).
В связи с этим судам при разрешении вопроса о возможности освобождения страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение страхователю при допущенной просрочке в выплате страховой премии рекомендуется обращать внимание на следующие обстоятельства:
- какие последствия нарушения сроков и порядка уплаты страховых взносов закреплены в правилах страхования;
- установлен ли факт принятия (непринятия) страховщиком уплаченной после наступления страхового случая просроченной части страховой премии;
- установлен ли факт возврата (невозврата) страховщиком уплаченной с просрочкой премии страхователю;
- установлен ли факт уведомления (неуведомления) страховщиком страхователя о расторжении договора страхования в связи с просрочкой внесения указанных платежей.
В судебной практике по этому вопросу отмечается, что отказ в выплате страхового возмещения при невнесении страхователем в установленный срок очередного страхового взноса необоснован, поскольку не предусмотрен законом (см., к примеру, Апелляционное определение Вологодского областного суда от 22.06.2012 N 33-2500/2012, Кассационное определение Тюменского областного суда от 31.01.2011 по делу N 33-345/2011). В разд. "Дела, возникающие из дорожно-транспортных происшествий" Обзора кассационной и надзорной практики по гражданским делам за 6 месяцев 2007 года (подготовлен Пермским краевым судом 24 июля 2007 г.) отмечается, что выплата страхового возмещения не производится до уплаты суммы задолженности страхователем.
Следует отметить, что схожая правовая позиция применяется к случаям, когда в договоре имущественного страхования закреплена необходимость уплаты дополнительной страховой премии для получения страхового возмещения при причинении застрахованному имуществу вреда, превышающего определенные в договоре размеры (Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 21.08.2012 по делу N 33-6184). В указанном деле суд признал необоснованным отказ страховщика выплатить страховое возмещение без получения дополнительной страховой премии.
В то же время существует и иная позиция, согласно которой отказ в выплате страхового возмещения в случае неуплаты страхователем в установленные сроки очередных страховых взносов соответствует принципу свободы договора (см., к примеру, Определение Тверского областного суда от 17.01.2012 по делу N 33-202).

9. Освобождение страховщика от уплаты страховой
суммы в связи с тем, что автомобилем управляло лицо,
не указанное в страховом полисе

В Обзоре обращается внимание на следующее: тот факт, что транспортным средством управляло лицо, не указанное в страховом полисе, не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения по риску "Ущерб". Этот вывод был сделан на основе ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ, которые (как и иные нормы страхового законодательства) не предусматривают такого основания для освобождения страховщика от уплаты страхового возмещения.
Еще один довод, подтверждающий этот вывод, вытекает из определения страхового случая, под которым следует понимать только факт возникновения опасности, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинно-следственная связь между ними. Указание на какие-либо сопутствующие наступлению страхового случая обстоятельства не должно иметь правового значения.
Также в Обзоре указывается, что такая позиция не является единственной в существующей судебной практике по этому вопросу. Некоторые суды считают, что при включении такого основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в условия договора страхования страховое возмещение может не выплачиваться. Однако Президиум ВС РФ не поддержал эту позицию в Обзоре.
Следует отметить, что сходная позиция встречалась в практике судов общей юрисдикции и ранее (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.08.2010 N 33-10704, Кассационное определение Белгородского областного суда от 31.01.2012 по делу N 33-300).

10. Размер страховой выплаты

В Обзоре указывается, что при взыскании со страховщика страхового возмещения в виде разницы между произведенной страховой выплатой и фактическими расходами на восстановление застрахованного имущества следует исходить из конкретных условий договора имущественного страхования.
Так, при определении размера страхового возмещения по застрахованному имуществу, на которое распространяется гарантия производителя, необходимо исходить из данных, предоставленных соответствующими дилерами. Если же застрахованный автомобиль находится на гарантийном обслуживании в сервисном центре, то размер страхового возмещения напрямую зависит от стоимости технического обслуживания и ремонта в этом сервисном центре. Также в Обзоре указывается на то, что обслуживание застрахованного имущества в иных сервисных центрах повлечет увеличение убытков страхователя, поскольку при этом прекратятся гарантийные обязательства официальных сервисных центров.
В случаях, когда определение тех или иных обстоятельств требует наличия специальных знаний, может назначаться экспертиза, в частности, для определения стоимости страхового возмещения.

11. Возмещение ущерба с учетом износа
застрахованного имущества

Президиум ВС РФ разъяснил, что выплата страхового возмещения по договорам добровольного страхования имущества не должна производиться с учетом износа и амортизации застрахованного имущества. Основным доводом, приведенным в рассматриваемом документе в пользу указанной правовой позиции, являлась ссылка на то, что при выплате страхового возмещения компенсации подлежит вред и причиненные убытки, связанные с величиной расходов на восстановление нарушенного права. При этом право страхователя должно быть восстановлено в том объеме, в котором оно находилось до причинения вреда, и застрахованное имущество не может быть приведено в худшее состояние, чем до причинения вреда (до наступления страхового случая).
Также в Обзоре указывалось на то, что законом не предусмотрена возможность уменьшения суммы страховой выплаты с учетом износа и амортизации застрахованного имущества.
При этом в судебных актах встречается ссылка на то, что расчет страхового возмещения может осуществляться с учетом износа и амортизации застрахованного имущества (см., к примеру, Определение Московского областного суда от 22.06.2010 по делу N 33-12021). Также в этом судебном акте отмечалось, что такой расчет страхового возмещения может быть оспорен страхователем.
Вместе с тем Президиум ВС РФ отметил, что в судах общей юрисдикции еще не сложилась единообразная судебная практика по этому вопросу. Также в Обзоре констатировалась распространенность практики выплаты страхового возмещения в полном объеме при отказе страхователя от своих прав на застрахованное имущество (п. 5 ст. 10 Закона о страховании).

12. Утрата товарной стоимости застрахованного имущества

В Обзоре установлено, что утрата товарной стоимости (далее - УТС) застрахованного имущества является составной частью реального ущерба, который понес страхователь. Президиум ВС РФ обосновал этот тезис тем, что страхователь вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не установлено иное (п. 1 ст. 15 ГК РФ).
УТС представляет собой уменьшение стоимости застрахованного имущества, а под реальным ущербом согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Следовательно, УТС - это составная часть реального ущерба страхователя, поскольку УТС застрахованного имущества нарушает права страхователя.
Следует отметить, что квалификация УТС как составной части реального ущерба достаточно распространена в судебной практике (ответ на вопрос 18 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2005 года, утвержденного 10 августа 2005 г., Определения Ленинградского областного суда от 29.11.2012 N 33-5139/2012, Самарского областного суда от 30.05.2012 по делу N 33-4928, Апелляционные определения Ростовского областного суда от 23.08.2012 по делу N 33-9689, Нижегородского областного суда от 10.07.2012 по делу N 33-4388). Однако в некоторых случаях утрата товарной стоимости была квалифицирована как упущенная выгода (см., например, Определение Кемеровского областного суда от 14.12.2011 по делу N 33-13993).
Также в Обзоре отмечается, что отсутствие в договоре добровольного имущественного страхования указания на возмещение УТС само по себе не означает, что это обстоятельство не является основанием для отказа в возмещении страхового возмещения на эту сумму. УТС не является самостоятельным страховым риском. Президиум ВС РФ указал на то, что УТС является составной частью страхового риска "Ущерб", потому что также входит в объем материального ущерба, причиненного застрахованному имуществу.
Целесообразно обратить внимание, что, как правило, суды также исходят из того, что УТС не является самостоятельным страховым риском, а представляет собой часть риска "Ущерб" (см., например, Кассационное определение Астраханского областного суда от 26.10.2011 по делу N 33-3456/2011, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01.02.2013 по делу N А32-3980/2012). Однако есть случаи, когда УТС была квалифицирована как самостоятельный страховой риск, если так его обозначил страховщик (см., к примеру, Определение Свердловского областного суда от 11.11.2010 по делу N 33-12952/2010).
В Обзоре не поддерживается практика отдельных судов общей юрисдикции, которые отмечают, что УТС не должна возмещаться страховщиком, поскольку указание на возмещение этой суммы не внесено в условия договора страхования. Президиум ВС РФ отметил, что принципы диспозитивности и свободы договора не могут ограничивать выплату страхового возмещения в этой части.

13. Уплата процентов за пользование чужими денежными
средствами при необоснованном отказе страховщика
в выплате страхового возмещения

В Обзоре обращается внимание, что в судебной практике нет единства относительно того, с какого момента необходимо начислять проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) при необоснованном отказе страховщика в выплате страхового возмещения. В Обзоре указывается, что судам следует начислять проценты за пользование чужими денежными средствами с момента необоснованного отказа страховщика в выплате страхового возмещения или выплаты его не в полном объеме.
Однако в судебной практике, как отмечается в Обзоре, встречается и иная позиция, согласно которой проценты по ст. 395 ГК РФ следует исчислять с момента вступления в силу судебного решения о присуждении сумм страхового возмещения. Эта позиция не была поддержана Президиумом ВС РФ.

14. Срок исковой давности по требованиям
о выплате страхового возмещения

В ст. 966 ГК РФ установлен сокращенный двухгодичный срок исковой давности по спорам, вытекающим из правоотношений по имущественному страхованию.
В Обзоре отмечается, что срок исковой давности по требованиям о выплате страхового возмещения должен исчисляться с момента, когда страховщик отказал в выплате страхового возмещения или выплатил его не в полном объеме. Этот вывод обосновывается тем, что в п. 2 ст. 200 ГК РФ установлено: течение исковой давности по обязательствам, срок которых не определен либо определен моментом востребования, должно начинаться с момента, когда у кредитора возникает право требовать исполнения обязательства.
Президиум ВС РФ в Обзоре указал, что суды не должны исходить из того, что срок исковой давности по таким требованиям начинает течь с момента наступления страхового случая. Такая правовая позиция не основана на законе.
Следует отметить, что подобная точка зрения существовала в доктринальной литературе (Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография. - М.: Норма, Инфра-М, 2012. - 576 с. - Гл. 10, § 2). Однако на момент подготовки настоящего аналитического обзора в практике судов общей юрисдикции преобладает именно позиция об исчислении срока исковой давности с момента наступления страхового случая (см., к примеру, Определения Санкт-Петербургского городского суда от 13.12.2012 N 33-17638, от 28.11.2012 N 33-15927/2012, от 18.09.2012 N 33-11614/2012, Пермского краевого суда от 25.07.2012 по делу N 33-6196, Апелляционные определения Верховного суда Республики Башкортостан от 11.12.2012 по делу N 33-14202/12, Московского городского суда от 06.08.2012 по делу N 11-13926, Орловского областного суда от 03.10.2012 по делу N 33-1869, Кассационные определения Вологодского областного суда от 06.04.2012 N 33-1199/2012, Мурманского областного суда от 14.12.2011 по делу N 33-3492-2011).
Также суды указывают на то, что срок исковой давности по таким спорам начинает течь по окончании срока исполнения обязательства (см., к примеру, Определение Владимирского областного суда от 24.11.2011 по делу N 33-3934/11).
Кроме того, в Обзоре обращается внимание на то, что к требованиям страховщика, полученным им в порядке суброгации, исковая давность должна применяться в соответствии с нормативными актами, регулирующими отношения между страхователем и лицом, ответственным за причинение вреда.

 
16.10.2014

Официально опубликован и вступил в силу приказ о приостановлении действия лицензии ЗАО «Евросиб-Страхование» – компании, которая еще в августе закрыла для посетителей двери своего московского офиса.


Решение о приостановлении действия лицензии было принято в связи с неисполнением предписания ЦБ. Приказ опубликован в «Вестнике Банка России» № 95 (1573) от 14 октября 2014 г.

Компания «Евросиб-Страхование» была создана в 1992 г. под названием «Ариадна». В 2011 г. переименована в «Евросиб-страхование». В 2013 г. страховщик собрал 1,08 млрд р. премий и выплатил 0,45 млрд р. возмещений. Сборы компании по ОСАГО составили 0,41 млрд р., выплаты – 0,35 млрд р.


4 июля 2014 г. компания была переименована в «Защиту-Страхование», а через три дня ЦБ отозвал лицензию банка «Евросиб». 22 августа Банк России решил назначить в «Евросиб-Страхование» временную администрацию в связи с неисполнением ею плана восстановления платежеспособности. При этом полномочия исполнительных органов страховщика были приостановлены.

ООО ЕЦУУ ведет выкуп долгов компании Евросиб страхования, Защита страхование, Ариадна, тел. 50-40-99, 50-30-99.

 
16.10.2014

Изменения в законе об оценочной деятельности в 2014 году внесли значительные трудности для юридических лиц при оспаривании кадастровой стоимости земли. Так для юрлиц в отличии от физических лиц, теперь обязателен досудебный порядок рассмотрения споров.


Результаты определения кадастровой стоимости могут быть оспорены юридическими лицами в случае, если результаты определения кадастровой стоимости затрагивают права и обязанности этих лиц, а также органами государственной власти, органами местного самоуправления в отношении объектов недвижимости, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в суде и комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости (далее - комиссия).


Результаты определения кадастровой стоимости могут быть оспорены физическими лицами в случае, если результаты определения кадастровой стоимости затрагивают права и обязанности этих лиц, в суде или комиссии.
Для оспаривания физическими лицами результатов определения кадастровой стоимости в суде предварительное обращение в комиссию не является обязательным.
В случае оспаривания результатов определения кадастровой стоимости рыночная стоимость объекта недвижимости должна быть установлена на дату, по состоянию на которую установлена его кадастровая стоимость. Комиссия создается органом, осуществляющим функции по государственной кадастровой оценке, на территории соответствующего субъекта Российской Федерации.
В состав комиссии входят представители органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа, осуществляющего функции по государственной кадастровой оценке, уполномоченного федерального органа исполнительной власти в области государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, кадастрового учета и ведения государственного кадастра недвижимости (далее - орган кадастрового учета) и подлежащие обязательной ротации не менее чем на семьдесят пять процентов один раз в три года представители предпринимательского сообщества, саморегулируемых организаций оценщиков.

В г. Волгограде комиссия создана на базе Росреестра по Волгоградской области.
Для оспаривания результатов определения кадастровой стоимости в комиссии юридические лица, физические лица в случае, если результаты определения кадастровой стоимости затрагивают права и обязанности этих лиц, и органы государственной власти, органы местного самоуправления в отношении объектов недвижимости, находящихся в государственной или муниципальной собственности (далее также - заявители), обращаются в комиссию с заявлением о пересмотре результатов определения кадастровой стоимости (далее - заявление о пересмотре кадастровой стоимости).


Заявление о пересмотре кадастровой стоимости может быть подано в комиссию в период с даты внесения в государственный кадастр недвижимости результатов определения кадастровой стоимости по дату внесения в государственный кадастр недвижимости результатов определения кадастровой стоимости, полученных при проведении очередной государственной кадастровой оценки или в соответствии со статьей 24.19  Федерального закона об оценке, но не позднее чем в течение пяти лет с даты внесения в государственный кадастр недвижимости оспариваемых результатов определения кадастровой стоимости.


Основанием для пересмотра результатов определения кадастровой стоимости является:
недостоверность сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости;
установление в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости на дату, по состоянию на которую установлена его кадастровая стоимость.
С заявлением о пересмотре кадастровой стоимости на основании недостоверности сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости, в комиссию могут обратиться юридические лица, физические лица в случае, если результаты определения кадастровой стоимости затрагивают права и обязанности этих лиц, а также органы государственной власти, органы местного самоуправления в отношении объектов недвижимости, расположенных на территории субъекта Российской Федерации или муниципального образования.


С заявлением о пересмотре кадастровой стоимости на основании установления в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости на дату, по состоянию на которую была установлена его кадастровая стоимость, в комиссию могут обратиться юридические лица, физические лица в случае, если результаты определения кадастровой стоимости затрагивают права и обязанности этих лиц, а также органы государственной власти, органы местного самоуправления, в отношении объектов недвижимости, находящихся в государственной или муниципальной собственности.


В целях выявления основания для пересмотра результатов определения кадастровой стоимости объекта недвижимости заявитель вправе обратиться к заказчику работ в случае, если кадастровая стоимость объекта недвижимости определена в ходе проведения государственной кадастровой оценки, или в орган, осуществляющий функции по государственной кадастровой оценке, в случае, если кадастровая стоимость объекта недвижимости определена в соответствии со статьей 24.19   Федерального закона об оценке, с запросом о предоставлении сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости.
В течение семи рабочих дней с даты поступления указанного запроса заказчик работ и орган, осуществляющий функции по государственной кадастровой оценке, обязаны предоставить заявителю соответствующие сведения.


К заявлению о пересмотре кадастровой стоимости прилагаются:
кадастровая справка о кадастровой стоимости объекта недвижимости, содержащая сведения об оспариваемых результатах определения кадастровой стоимости;
нотариально заверенная копия правоустанавливающего или правоудостоверяющего документа на объект недвижимости в случае, если заявление о пересмотре кадастровой стоимости подается лицом, обладающим правом на объект недвижимости;


документы, подтверждающие недостоверность сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости, в случае, если заявление о пересмотре кадастровой стоимости подается на основании недостоверности указанных сведений;


отчет, составленный на бумажном носителе и в форме электронного документа, в случае, если заявление о пересмотре кадастровой стоимости подается на основании установления в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости;


положительное экспертное заключение на бумажном носителе и в форме электронного документа, подготовленное экспертом или экспертами саморегулируемой организации оценщиков, членом которой является оценщик, составивший отчет, о соответствии отчета об оценке рыночной стоимости объекта оценки требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности, в том числе требованиям настоящего Федерального закона, федеральных стандартов оценки и других актов уполномоченного федерального органа, осуществляющего функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности, требованиям стандартов и правил оценочной деятельности такой саморегулируемой организации оценщиков в случаях, установленных этим уполномоченным федеральным органом, и в порядке, которые предусмотрены порядком создания и работы комиссии.


Заявление о пересмотре кадастровой стоимости без приложения указанных документов к рассмотрению не принимается.
К заявлению о пересмотре кадастровой стоимости также могут прилагаться иные документы.


Заявление о пересмотре кадастровой стоимости рассматривается комиссией в течение одного месяца с даты его поступления.
В семидневный срок с даты поступления заявления о пересмотре кадастровой стоимости комиссия направляет уведомление о поступлении данного заявления и принятии его к рассмотрению с указанием даты его рассмотрения в орган местного самоуправления, на территории которого расположен объект недвижимости, результаты определения кадастровой стоимости которого оспариваются, и лицу, обладающему правом на такой объект недвижимости.


Для получения информации, необходимой для работы комиссии, председатель комиссии вправе обратиться с запросом к исполнителю работ по определению кадастровой стоимости, результаты определения которой оспариваются, и (или) к оценщикам, составившим отчет, содержащий результаты определения кадастровой стоимости, которые оспариваются, и (или) к оценщикам, составившим отчет об определении рыночной стоимости объекта недвижимости, кадастровая стоимость которого оспаривается, в случаях и в порядке, которые предусмотрены порядком создания и работы комиссии.
Если основанием подачи заявления о пересмотре кадастровой стоимости была недостоверность сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости, по результатам рассмотрения данного заявления комиссия вправе принять одно из следующих решений:
об отклонении заявления о пересмотре кадастровой стоимости в случае использования достоверных сведений об объекте недвижимости при определении кадастровой стоимости;
о пересмотре результатов определения кадастровой стоимости в случае недостоверности сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости.


В случае принятия решения о пересмотре результатов определения кадастровой стоимости на основании недостоверности сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости, заказчик работ обеспечивает определение кадастровой стоимости объекта недвижимости, в отношении которого было принято указанное решение, в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом, осуществляющим функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности.


В случае, если заявление о пересмотре кадастровой стоимости подано на основании установления в отчете рыночной стоимости объекта недвижимости, комиссия принимает решение об определении кадастровой стоимости объекта недвижимости в размере его рыночной стоимости или отклоняет заявление о пересмотре кадастровой стоимости в случаях, предусмотренных порядком создания и работы комиссии.
Заседание комиссии является правомочным, если на нем присутствует не менее половины ее членов. Порядок голосования комиссии устанавливается порядком создания и работы комиссии.


В течение пяти рабочих дней с даты принятия по результатам рассмотрения заявления о пересмотре кадастровой стоимости соответствующего решения комиссия уведомляет об этом лицо, обладающее правом на объект недвижимости, результаты определения кадастровой стоимости которого оспариваются, и орган местного самоуправления, на территории которого расположен объект недвижимости.
Решения комиссии могут быть оспорены в суде.


Результаты определения кадастровой стоимости могут быть оспорены юридическими лицами в случае, если результаты определения кадастровой стоимости затрагивают права и обязанности этих лиц, а также органами государственной власти, органами местного самоуправления в отношении объекта недвижимости, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в суде по основаниям недостоверности сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости или установлении в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости на дату, по состоянию на которую установлена его кадастровая стоимость, только в случае отклонения комиссией заявления о пересмотре кадастровой стоимости, поданного по соответствующему основанию, либо в случае, если заявление о пересмотре кадастровой стоимости не рассмотрено комиссией в установленный настоящей статьей срок.
В случае оспаривания результатов определения кадастровой стоимости в суде решение комиссии не является предметом рассмотрения при рассмотрении требований заявителя.


В случае принятия комиссией решения о пересмотре результатов определения кадастровой стоимости в течение пяти рабочих дней с даты его принятия комиссия направляет в орган, осуществляющий функции по государственной кадастровой оценке, и орган кадастрового учета копию указанного решения. В случае принятия комиссией решения о пересмотре результатов определения кадастровой стоимости на основании определения в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости комиссия в течение пяти рабочих дней с даты принятия такого решения также направляет:
отчет об оценке рыночной стоимости объекта недвижимости, который составлен в форме электронного документа и на основании которого оспорена кадастровая стоимость, и (при наличии) соответствующее положительное экспертное заключение, составленное в форме электронного документа, в орган, осуществляющий функции по государственной кадастровой оценке;
сведения о кадастровой стоимости в орган кадастрового учета.

 
09.10.2014

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОЛОЖЕНИЕ

от 19 сентября 2014 года № 433-П

О правилах проведения независимой технической экспертизы транспортного средства

На основании статьи 12.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 18, ст. 1720; 2003, № 26, ст. 2566; 2005, № 1 ст. 25; № 30, ст. 3114; 2006, № 48, ст. 4942; 2007, № 1, ст. 29; № 49, ст. 6067; 2008, № 30, ст. 3616; № 52, ст. 6236; 2009, № 1, ст. 17; № 9, ст. 1045; № 52, ст. 6420, ст. 6438; 2010, № 6, ст. 565; № 17, ст. 1988; 2011, № 1, ст. 4; № 7, ст. 901; № 27, ст. 3881; № 29, ст. 4291; № 49, ст. 7040; 2012, № 25, ст. 3268; № 31, ст. 4319, ст. 4320; 2013, № 19, ст. 2331; № 30, ст. 4084; 2014, № 30, ст. 4224) настоящим Положением утверждаются правила проведения независимой технической экспертизы транспортного средства.

1. Объектами независимой технической экспертизы (далее - экспертиза) являются:

транспортное средство потерпевшего или остатки транспортного средства потерпевшего;

иные представленные для экспертизы транспортные средства, причастные к дорожно-транспортному происшествию;

иные объекты, причастные к дорожно-транспортному происшествию, в котором транспортному средству потерпевшего был причинен вред и исследование которых необходимо для установления обстоятельств и причин повреждений транспортного средства.

2. Экспертиза проводится на основании: регистрационных документов на транспортное средство:

документов о дорожно-транспортном происшествии, переданных потерпевшим страховщику (либо их копий);

справки о дорожно-транспортном происшествии (при ее наличии); направления на экспертизу в случае наличия договора на экспертное обслуживание, заключенного между экспертной организацией (экспертом- техником) и страховщиком;

иных документов, оформленных по факту и обстоятельствам дорожно- транспортного происшествия.

3. Для проведения экспертизы страховщик, потерпевший, получивший направление на экспертизу у страховщика или заказывающий проведение экспертизы самостоятельно в случае, когда страховщик не организовал экспертизу транспортного средства потерпевшего в установленный срок, либо заказавший повторную экспертизу, привлекает эксперта-техника (экспертную организацию) на основании соответствующего договора.

4. Первичная экспертиза проводится экспертом-техником (экспертной организацией) по заявлению страховщика (потерпевшего).

В случае несогласия страховщика (потерпевшего) с выводами первичной экспертизы повторная экспертиза проводится иным, не проводившим первичную экспертизу экспертом-техником (экспертной организацией), по тем же вопросам и основаниям.

Дополнительная экспертиза проводится экспертом-техником (экспертной организацией) по заявлению страховщика (потерпевшего) для исследования дополнительных вопросов или обстоятельств, которые не были рассмотрены в первичной экспертизе или повторной экспертизе.

5. При проведении экспертизы эксперт-техник (экспертная организация) имеет право: запрашивать у страховщика (потерпевшего) информацию, необходимую для проведения экспертизы; получать от страховщика (потерпевшего) разъяснения и дополнительные сведения, необходимые для осуществления экспертизы; привлекать к участию в проведении экспертизы других экспертов-техников (экспертные организации) и специалистов.

6. При проведении экспертизы эксперт-техник (экспертная организация) обязан (обязана): сообщать страховщику и потерпевшему о невозможности своего участия в проведении экспертизы в случае возникновения обстоятельств, препятствующих проведению экспертизы; обеспечивать сохранность документов и объектов исследования, получаемых от страховщика (потерпевшего) и третьих лиц в ходе проведения экспертизы; не разглашать конфиденциальную информацию, полученную в ходе проведения экспертизы, и результаты экспертизы, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

К обстоятельствам, препятствующим проведению экспертизы экспертом- техником (экспертной организации), относятся случаи, когда:

эксперт-техник (экспертная организация) является учредителем, собственником, акционером, страхователем (клиентом) или должностным лицом страховщика;

эксперт-техник или хотя бы один из экспертов-техников экспертной организации состоит в близком родстве с потерпевшим;

страховщик (потерпевший) является учредителем, собственником, акционером или должностным лицом экспертной организации.

7. Расходы, связанные с организацией и проведением повторной экспертизы, оплачиваются за счет инициатора ее проведения, если соглашением между страховщиком и потерпевшим не установлено иное.

При организации повторной экспертизы эксперт-техник (экспертная организация) должен быть уведомлен (должна быть уведомлена) инициатором ее проведения о наличии уже проведенной экспертизы, а другая сторона (страховщик или потерпевший) в письменном виде заблаговременно уведомлены о месте и времени проведения повторной экспертизы. Если у инициатора экспертизы (страховщика или потерпевшего) нет возражений по содержанию уже имеющегося акта осмотра поврежденного транспортного средства, то экспертиза может быть проведена без осмотра транспортного средства, на основании имеющегося акта, с обязательным указанием на это в экспертном заключении.

8. Проведение экспертизы завершается составлением экспертного заключения, оформляемого в письменной форме. Экспертное заключение должно включать:

полное наименование, организационно-правовую форму, место нахождения экспертной организации / фамилию, имя, отчество (при наличии), место жительства, дату государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя и данные документа, подтверждающего факт внесения в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей записи об указанной государственной регистрации;

порядковый номер и дату составления;

основание для проведения экспертизы транспортного средства (с реквизитами);

фамилию, имя, отчество (при наличии) потерпевшего - физического лица, или полное наименование и место нахождения потерпевшего - юридического лица;

перечень и описание объектов, представленных страховщиком (потерпевшим) для исследования в ходе экспертизы, а также полные данные транспортного средства, включая пробег и дату начала эксплуатации;

дату повреждения транспортного средства (дату дорожно-транспортного происшествия);

данные транспортного средства страхователя (с указанием на факт его осмотра либо указанием документа, из которого получена информация о транспортном средстве);

сведения о документах, в том числе о страховых полисах обязательного страхования гражданской ответственности потерпевшего и виновного в дорожно-транспортном происшествии, рассмотренных в процессе экспертизы, и полные наименования страховых организаций, их выдавших;

вопросы, требующие разрешения в процессе проведения экспертизы; перечень нормативного, методического, информационного, программного и другого обеспечения, использованного при проведении экспертизы;

описание проведенных исследований;

ограничения и пределы применения полученных результатов экспертизы; выводы об обстоятельствах, по которым эксперту-технику (экспертной организации) не были поставлены вопросы, но которые им (ею) были установлены в процессе проведения экспертизы;

выводы в целом по экспертизе и каждому из поставленных вопросов.

9. Выводы экспертного заключения излагаются в виде ответов на поставленные вопросы в той последовательности, в которой они были поставлены. На каждый из вопросов должен быть дан ответ по существу в формулировках, не допускающих неоднозначного толкования, либо указаны причины невозможности дать ответ. Выводы об обстоятельствах, по которым эксперту-технику (экспертной организации) не были поставлены вопросы, но которые им (ею) были установлены в процессе исследования, излагаются в конце заключения.

10. Экспертное заключение подписывается собственноручно экспертом- техником, непосредственно выполнявшим экспертизу. Экспертное заключение, подготовленное экспертной организацией, подписывается собственноручно экспертом-техником, непосредственно выполнявшим экспертизу, утверждается руководителем этой организации и удостоверяется ее печатью.

Экспертное заключение прошивается (с указанием количества сшитых листов) и передается инициатору экспертизы под расписку или направляется по почте с уведомлением о вручении.

Копии экспертных заключений и другая документация, связанная с проведением экспертизы, подлежат хранению экспертом-техником (экспертной организацией) в течение трех лет.

11. Настоящее Положение подлежит официальному опубликованию в «Вестнике Банка России» и в соответствии с решением Совета директоров Банка России (протокол заседания Совета директоров Банка России от 16 сентября 2014 года № 27) вступает в силу со дня вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации о признании утратившим силу постановления Правительства Российской Федерации от 24 апреля 2003 года № 238 «Об организации независимой технической экспертизы транспортных средств» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, № 17, ст. 1619).

Председатель
Центрального банка
Российской Федерации
Э.С. Набиуллина

Зарегистрировано
в Министерстве юстиции
Российской Федерации
1 октября 2014 года
регистрационный № 34212

 
04.10.2014

Указание ЦБ РФ, подписанное Эльвирой Набиуллиной, затронет права обладателей полисов каско и ДСАГО (добровольное страхование, оно же – «расширение»). Они вправе оформлять ДТП в рамках «европротокола».

До сих пор упрощенный порядок касался только выплат по ОСАГО. Водители двух столкнувшихся автомобилей могли зафиксировать инцидент без вызова ГИБДД, если в происшествии не пострадали люди, его обстоятельства не вызывают разногласий, а ущерб имуществу не превышает 25 тысяч рублей (с 1 августа этот лимит увеличен до 50 тысяч). Однако для получения возмещения по каско многие страховые компании требовали обязательного предъявления протокола дорожной полиции. Такие условия, прописанные в составленных самими страховщиками договорах, лишали участников ДТП возможности сэкономить время и освободить проезжую часть от поврежденных автомобилей.

Теперь страховые компании обязаны будут выплачивать компенсацию в рамках каско и ДСАГО в случае соблюдения клиентом «европротокола». Причем если авария произошла на территории Санкт-Петербурга, Москвы, Ленинградской или Московской областей и была зафиксирована с помощью специальных технических средств (фото-, видеокамер и навигаторов ГЛОНАСС), то лимит выплаты составит 400 тысяч рублей.

По мнению Юрия Берхмана, такая поправка – путь к цивилизованному страховому рынку. «Мы уже давно применяем «европротокол» при страховании по каско. Если государство ввело упрощенный порядок, значит, гражданин вправе им воспользоваться. К тому же видеофиксация и позиционирование являются даже лучшим доказательством, чем справка ГИБДД. Ведь к приезду полиции водители могут сфальсифицировать обстоятельства происшествия (переставить машины и так далее)», – убежден страховщик.

Новые требования к договорам каско и ДСАГО вступят в силу через десять дней после официального опубликования указания Банка России, которое ожидается уже в начале следующей недели. Но из крупнейших страховщиков соответствующие поправки в свои договоры успела внести только компания «РЕСО-Гарантия», тогда как остальные продолжают требовать от своих клиентов протокол. Например, компания «Альянс» запрещает в случае аварии убирать автомобиль и трогать предметы, имеющие отношение к ДТП, а также эвакуировать машину без разрешения инспектора. В то же время на сайте предлагается компромиссный вариант: «Если в результате аварии на дороге образовался затор, и движение других транспортных средств стало невозможным, вы можете освободить проезжую часть, но только после того, как составите схему, в которой в присутствии свидетелей зафиксируете положение транспортных средств», – отмечают в компании.

Противоречивые требования предъявляет к автовладельцам и «Росгосстрах». С одной стороны, на сайте компании говориться о запрете что-либо перемещать до приезда сотрудников ГИБДД, С другой, вступившие в силу с 1 октября условия договора каско допускают выплату возмещения без «предоставления документов из компетентных органов», если в результате происшествия повреждены только одна часть кузова, разбито одно стекло, одна фара (световой прибор) или зеркало. Комментировать нововведения в пресс-службе компании отказались.

 
04.10.2014

Указание

Зарегистрировано Министерством юстиции Российской Федерации 30 сентября 2014 года. Регистрационный № 34187. 19 сентября 2014 года № 3384-У.

1. Настоящее Указание на основании статьи 8 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 18, ст. 1720; 2003, № 26, ст. 2566; 2005, № 1, ст. 25; № 30, ст. 3114; 2006, № 48, ст. 4942; 2007, № 1, ст. 29; № 49, ст. 6067; 2008, № 30, ст. 3616; № 52, ст. 6236; 2009, № 1, ст. 17; № 9, ст. 1045; № 52, ст. 6420, ст. 6438; 2010, № 6, ст. 565; № 17, ст. 1988; 2011, № 1, ст. 4; № 7, ст. 901; № 27, ст. 3881; № 29, ст. 4291; № 49, ст. 7040; 2012, № 25, ст. 3268; № 31, ст. 4319, ст. 4320; 2013, № 19, ст. 2331; № 30, ст. 4084; 2014, № 30, ст. 4224) (далее — Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств») устанавливает предельные размеры базовых ставок страховых тарифов (их минимальные и максимальные значения, выраженные в рублях) (приложение 1 к настоящему Указанию), коэффициенты страховых тарифов (приложение 2 к настоящему Указанию), требования к структуре страховых тарифов (приложение 3 к настоящему Указанию), а также порядок их применения страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (далее — обязательное страхование) (приложение 4 к настоящему Указанию).

2. Настоящее Указание подлежит официальному опубликованию в «Вестнике Банка России» и в соответствии с решением Совета директоров Банка России (протокол заседания Совета директоров Банка России от 16 сентября 2014 года № 27) вступает в силу со дня вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации о признании утратившим силу постановления Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2005 года № 739 «Об утверждении страховых тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, их структуры и порядка применения страховщиками при определении страховой премии» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2005, № 51, ст. 5527; 2007, № 26, ст. 3194; 2008, № 9, ст. 863; 2009, № 11, ст. 1320; 2011, № 29, ст. 4495; 2012, № 50, ст. 7055).

Коэффициенты страховых тарифов, указанные в строках 12—12.2 и 80 таблицы пункта 1 приложения 2 к настоящему Указанию, применяются с 1 января 2015 года.

Председатель Центрального Банка Российской Федерации Э.С. Набиуллина

Приложения

Указание

Зарегистрировано Министерством юстиции Российской Федерации 30 сентября 2014 года. Регистрационный № 34188. 19 сентября 2014 года № 3385-У.

На основании Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 18, ст. 1720; 2003, № 26, ст. 2566; 2005, № 1, ст. 25; № 30, ст. 3114; 2006, № 48, ст. 4942; 2007, № 1, ст. 29; № 49, ст. 6067; 2008, № 30, ст. 3616; № 52, ст. 6236; 2009, № 1, ст. 17; № 9, ст. 1045; № 52, ст. 6420, ст. 6438; 2010, № 6, ст. 565; № 17, ст. 1988; 2011, № 1, ст. 4; № 7, ст. 901; № 27, ст. 3881; № 29, ст. 4291; № 49, ст. 7040; 2012, № 25, ст. 3268; № 31, ст. 4319, ст. 4320; 2013, № 19, ст. 2331; № 30, ст. 4084; 2014, № 30, ст. 4224) (далее — Федеральный закон) настоящее Указание устанавливает требования к соглашению о прямом возмещении убытков (далее — Соглашение) и порядку расчетов между его участниками (членами профессионального объединения страховщиков и профессиональным объединением страховщиков).

1. Условия Соглашения определяются профессиональным объединением страховщиков в целях многократного применения в стандартной форме соглашения, которая подлежит согласованию с Банком России после ее утверждения профессиональным объединением страховщиков.

2. Соглашение должно содержать: порядок возмещения вреда страховщиком, застраховавшим гражданскую ответственность лица, причинившего вред (далее — страховщик причинителя вреда), страховщику, осуществившему прямое возмещение убытков (далее — страховщик потерпевшего); порядок определения средних сумм страховых выплат; обязанность страховщика причинителя вреда возместить страховщику потерпевшего возмещенный им от имени страховщика причинителя вреда вред потерпевшему в счет страховой выплаты по договору обязательного страхования; обязанность профессионального объединения страховщиков возместить страховщику потерпевшего возмещенный им от имени страховщика причинителя вреда вред потерпевшему в счет осуществления компенсационной выплаты в случаях, установленных пунктом 6 статьи 141 Федерального закона; перечень документов, подлежащих оформлению при осуществлении прямого возмещения убытков, порядок, сроки и способы обмена указанными документами (в том числе порядок их регистрации и хранения); способ и сроки отправки страховщиком потерпевшего страховщику причинителя вреда либо в установленных пунктом 6 статьи 141 Федерального закона случаях профессиональному объединению страховщиков предварительного уведомления, содержащего сведения о требовании потерпевшего, обстоятельствах причинения вреда в связи с повреждением имущества потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия, предполагаемом размере выплаты по прямому возмещению убытков (далее — предварительное уведомление); условия, способ и сроки осуществления расчетов между участниками Соглашения; порядок разрешения споров между участниками Соглашения; ответственность страховщика причинителя вреда за неосуществление в установленный Соглашением срок возмещения страховщику потерпевшего суммы оплаченных убытков (в зависимости от выбранного способа расчетов между страховщиками), либо за отказ страховщика причинителя вреда осуществить возмещение страховщику потерпевшего суммы оплаченных убытков; ответственность профессионального объединения страховщиков за неосуществление в установленный срок, либо необоснованный отказ осуществить страховщику потерпевшего компенсационную выплату в случаях, предусмотренных пунктом 6 статьи 141 Федерального закона; способы обеспечения исполнения обязательств по Соглашению; срок действия Соглашения, порядок внесения изменений в Соглашение и основания его прекращения.

3. Соглашением должно быть предусмотрено, что в случае предъявления потерпевшим требования о возмещении вреда, причиненного его имуществу, к страховщику потерпевшего, последний обязан: в сроки, предусмотренные Соглашением, но не более чем в течение семи рабочих дней с даты регистрации требования о возмещении вреда, причиненного имуществу потерпевшего, направить страховщику причинителя вреда (либо в случаях, установленных пунктом 6 статьи 141 Федерального закона, профессиональному объединению страховщиков) предварительное уведомление; при принятии решения об отказе потерпевшему в прямом возмещении убытков сообщить страховщику причинителя вреда (либо в случаях, установленных пунктом 6 статьи 141 Федерального закона, профессиональному объединению страховщиков) о принятом решении в сроки, предусмотренные Соглашением, но не более чем в течение семи рабочих дней с даты принятия решения, и направить ему копию направленного потерпевшему мотивированного отказа; после осуществления прямого возмещения убытков представить страховщику причинителя вреда (либо в случаях, установленных пунктом 6 статьи 141 Федерального закона, профессиональному объединению страховщиков) в порядке и в сроки, предусмотренные Соглашением, требование об оплате возмещенного вреда, а также следующие документы: копии документов, подтверждающих факт наступления страхового случая; копии платежных документов, подтверждающих выплату денежных средств потерпевшему или оплату ремонта поврежденного имущества.

4. Расчеты между участниками Соглашения по прямому возмещению убытков осуществляются в безналичной форме. Расчеты между участниками Соглашения могут осуществляться следующими способами: путем возмещения суммы оплаченных убытков по каждому требованию потерпевшего; и (или) путем возмещения средних сумм страховых выплат за отчетный период. Для осуществления расчетов между участниками Соглашения путем возмещения суммы оплаченных убытков по каждому требованию потерпевшего в Соглашении должно быть установлено, что страховщик причинителя вреда (либо в случаях, установленных пунктом 6 статьи 141 Федерального закона, профессиональное объединение страховщиков) обязан (обязано) произвести возмещение суммы оплаченных убытков в размере выплаты потерпевшему в сроки, предусмотренные Соглашением, но не более чем в течение 15 рабочих дней с даты поступления от страховщика потерпевшего, осуществившего прямое возмещение убытков, требования об оплате возмещенного вреда. Для осуществления расчетов между участниками Соглашения путем возмещения средних сумм страховых выплат за отчетный период Соглашением должен быть установлен такой отчетный период, а также срок с момента его окончания, в течение которого должны быть произведены расчеты между участниками Соглашения. Порядок определения средних сумм страховых выплат устанавливается Соглашением. При этом при определении средних сумм страховых выплат за отчетный период должны учитываться сумма страховых выплат за отчетный период при причинении вреда только имуществу потерпевших и количество урегулированных в отчетном периоде страховых случаев, по которым вред причинен только имуществу потерпевших. При определении средних сумм страховых выплат Соглашением может быть предусмотрено применение иных показателей.

5. Настоящее Указание подлежит официальному опубликованию в «Вестнике Банка России» и в соответствии с решением Совета директоров Банка России (протокол заседания Совета директоров Банка России от 16 сентября 2014 года № 27) вступает в силу со дня вступления в силу приказа Министерства финансов Российской Федерации о признании утратившим силу приказа Министерства финансов Российской Федерации от 23 января 2009 года № 6н «Об утверждении Требований к соглашению о прямом возмещении убытков, порядка расчетов между страховщиками, а также особенностей бухгалтерского учета по операциям, связанным с прямым возмещением убытков», зарегистрированного Министерством юстиции Российской Федерации 6 февраля 2009 года № 13271, 20 января 2011 года № 19530, 20 августа 2013 года № 29452 (Российская газета от 11 февраля 2009 года, от 28 января 2011 года, от 26 августа 2013 года).

Председатель Центрального банка Российской Федерации Э.С. Набиуллина

Указание

Зарегистрировано Министерством юстиции Российской Федерации 30 сентября 2014 года. Регистрационный № 34189. 12 сентября 2014 года № 3380-У.

На основании пункта 11 статьи 5 Федерального закона от 21 июля 2014 года № 223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, № 30, ст. 4224) настоящее Указание устанавливает минимальные (стандартные) требования к условиям осуществления добровольного страхования средств наземного транспорта (за исключением средств железнодорожного транспорта) и добровольного страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств.

1. Страховщики, осуществляя добровольное страхование средств наземного транспорта (за исключением средств железнодорожного транспорта) и добровольное страхование гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств (далее — добровольное страхование), для принятия решения об осуществлении страховых выплат в связи с событиями, произошедшим при одновременном наличии всех обстоятельств, определенных пунктом 1 статьи 111 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 18, ст. 1720; 2003, № 26, ст. 2566; 2005, № 1, ст. 25; № 30, ст. 3114; 2006, № 48, ст. 4942; 2007, № 1, ст. 29; № 49, ст. 6067; 2008, № 30, ст. 3616; № 52, ст. 6236; 2009, № 1, ст. 17; № 9, ст. 1045; № 52, ст. 6420, ст. 6438; 2010, № 6, ст. 565; № 17, ст. 1988; 2011, № 1, ст. 4; № 7, ст. 901; № 27, ст. 3881; № 29, ст. 4291; № 49, ст. 7040; 2012, № 25, ст. 3268; № 31, ст. 4319, ст. 4320; 2013, № 19, ст. 2331; № 30, ст. 4084; 2014, № 30, ст. 4224) (далее — Федеральный закон), не вправе требовать от страхователя (потерпевшего) иные документы и сведения, подтверждающие факт и обстоятельства дорожно-транспортного происшествия (далее — ДТП), кроме оформленных в соответствии со статьей 111 Федерального закона.

Страхователи (выгодоприобретатели) предоставляют страховщикам только документы, которыми они располагают или должны располагать в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Страховщики, застраховавшие гражданскую ответственность владельцев причастных к ДТП транспортных средств, документы о котором оформлены в соответствии со статьей 111 Федерального закона, обязаны предоставлять сведения и надлежащим образом заверенные копии имеющихся у них документов о данном ДТП, включая сведения и документы, полученные в соответствии с пунктом 5 статьи 111 Федерального закона, по письменным запросам заинтересованных лиц (страхователей, страховщиков, заключивших договоры страхования с участниками ДТП, участников ДТП, органов государственной власти) не позднее трех рабочих дней после поступления соответствующего запроса.

При передаче (получении) сведений и документов в соответствии с настоящим Указанием обработка персональных данных осуществляется с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных.

2. При условии оформления документов о ДТП без участия уполномоченных на то сотрудников полиции в случаях и порядке, предусмотренных пунктом 1 статьи 111 Федерального закона, максимальный размер страховой выплаты по договору добровольного страхования не может быть установлен меньше максимального размера страховой выплаты, установленного пунктом 4 статьи 111 Федерального закона.

3. При условии оформления документов о ДТП в случаях и порядке, установленном пунктом 5 статьи 111 Федерального закона, максимальный размер страховой выплаты не может быть установлен меньше страховой суммы, установленной подпунктом «б» статьи 7 Федерального закона.

4. Настоящее Указание вступает в силу по истечении 10 дней после дня его официального опубликования в «Вестнике Банка России».

Председатель Центрального банка Российской Федерации Э.С. Набиуллина

 
02.10.2014

Нижняя планка нового базового тарифа на страхование легкового автомобиля по ОСАГО для физлиц составляет 2 440 р., верхняя – 2 574 р. Нижняя граница базового тарифа на 23% больше нынешнего, который равен 1 980 р. Банк России решил повысить базовый тариф по ОСАГО на автомобиль на 23–30%

Минимальный базовый тариф для легкового автомобиля юридического лица составляет 2 926 р., максимальный – 3 087 р. Нынешний базовый тариф для этой категории транспортных средств равен 2 375 р. (рост также составил 23%).

Указание ЦБ о тарифах на ОСАГО меняет тарифы на мотоциклы, автобусы, троллейбусы, трамваи и тракторы. Оно утверждено ЦБ 19 сентября и зарегистрировано Минюстом 30 сентября. Указание начнет действовать со дня вступления в силу постановления правительства, отменяющего нынешние тарифы на ОСАГО, следует из текста документа.

 

Страница 7 из 26

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>