07.09.2012 13:48

04.09.2012г. на заседании Президиума Высшего Арбитражного Суда рассматривался вопрос о том, должны ли страховщики компенсировать утрату товарной стоимости транспортного средства — нужно ли относить ее к реальному ущербу или к упущенной выгоде. И судьи, и заявитель указывали на существующий пробел в законодательстве, но в отношении способа решения проблемы не сошлись. Хотя Верховный Суд Российской Федерации, давно определился с вопросом возмещения утраты товарной стоимости, которая подлежит взысканию с ответчика, но тем не менее при разрешении хозяйственных споров между юридическими лицами в Арбитражном суде, единого мнения не было.

История этого дела началась в декабре 2010 года в городе Горячий ключ, где произошло ДТП с участием автомобиля Volkswagen Passat и автобуса марки «Богдан», принадлежавшего ООО «Чайка». Виновным в аварии был признан водитель Volkswagen, который с нарушением правил дорожного движения выехал со второстепенной дороги на главную, и его страховщик, ООО «Росгосстрах», выплатил ООО«Чайка» страховое возмещение в размере 14426 руб. А поскольку этого оказалось недостаточно для покрытия убытков из-за ремонта, компания-владелец «Богдана» обратилась в Арбитражный суд Краснодарского края (дело А32-9112/2011) с иском к страховой компании.

Для процесса эксперт подготовил отчет о рыночной стоимости ремонта автобуса. Она составила 36807 руб. с учетом износа, и еще 8910 руб. было отнесено на утрату товарной стоимости в результате аварии и последующего ремонта. А суд первой инстанции, опираясь на пп. «б» п.2.1 ст.12 закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, решил взыскать с ответчика оставшуюся часть страхового возмещения, но отказал истцу в части взыскания 8910 руб. за утрату товарной стоимости. При этом суд указал, что данным законом не предусматривается возмещение страховой компанией упущенной выгоды, коей по своей природе является утрата товарной стоимости.

В этой части решение было изменено 15-м Арбитражным апелляционным судом, который исходил из того, что утрата товарной стоимости автомобиля относится к реальному ущербу, поскольку уменьшение потребительской стоимости поврежденной в ДТП машины нарушает права ее владельца. «Это нарушение может быть восстановлено посредством выплаты денежной компенсации», — говорится в постановлении суда апелляционной инстанции, которое «Росгосстрах» решил обжаловать в кассационном порядке.

В кассационной жалобе страховщик отметил, что вопрос о правовой природе утраты товарной стоимости пострадавшего имущества не урегулирован законом об ОСАГО, а потому должна быть применена аналогия закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на нем. А этот законодательный акт относит утрату товарной стоимости не к реальному ущербу, а к упущенной выгоде. Однако ФАС Северо-Кавказского округа отверг этот довод со ссылкой на правовую позицию ВАС, выраженную в постановлении президиума от 19 декабря 2006 года №9045/06. «Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением внешнего вида автомобиля и его эксплуатационных качеств вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта, поэтому наряду со стоимостью ремонта и запасных частей относится к реальному ущербу и возмещается в денежном выражении в рамках обязательного страхования», — говорится в этом документе.

Но после того, как «Росгосстраху» отказала кассация, страховщик подал заявление о пересмотре дела в надзорном порядке, и дело оказалось в повестке дня Президиума ВАС РФ. «Тройка» судей высшей инстанции, рассматривавшая спорный вопрос, исходя из сложившейся судебной практики назвала постановления судов апелляционной и кассационной инстанций обоснованными, но одновременно отметила, что решение суда первой инстанции основано на той редакции закона об ОСАГО, которая была введена в действие после установления этой практики. В частности, п.п.2.1 и 2.2 ст.12 закона об ОСАГО определяют размер подлежащих возмещению посредством страховой выплаты убытков при повреждении имущества как «расходов для приведения его в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая, включая расходы на необходимые для восстановительного ремонта материалы и запасные части с учетом износа и расходы на оплату ремонтных работ».

«Таким образом, — заключила коллегия судей ВАС, — в настоящее время единой правовой позиции по вопросу о возможном взыскании утраченной товарной стоимости в составе страховой выплаты по обязательному страхованию не имеется». А на состоявшемся во вторник заседании судья-докладчик Надежда Ксенофонтова отметила как отсутствие однозначного подхода к определению правовой природы утраты товарной стоимости, так и необходимость решения этой проблемы. «Так входит ли в состав убытков утраченная товарная стоимость? — задалась вопросом судья и тут же постаралась дать на него ответ: — С одной стороны, ст.12 закона об ОСАГО, определяющая состав убытков, подлежащих возмещению, ничего не говорит о восстановлении потребительной стоимости товара, а с другой, практика определяет это понятие как часть реального ущерба, подлежащего возмещению».

Представитель «Росгосстраха» построил свою аргументацию на том, что в законе об ОСАГО обозначен исчерпывающий перечень элементов страхового возмещения и что необходимо применять аналогию закона. «В законе указан объем возмещения убытков, не подлежащий расширительному толкованию, — сказал он. — 12-я статья предусматривает возможность возмещения вреда исключительно в виде восстановительных расходов по ремонту поврежденного имущества, в состав которых не может входить возмещение утраты его товарной стоимости». По мнению представителя Росгосстраха, нужно обратиться к «закону, регулирующему сходные правоотношения» — об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта. «Утрата товарной стоимости признается по нему упущенной выгодой, которая по закону об ОСАГО не должна возмещаться страховщиком», — резюмировал он.

Но убедить членов Президиума ВАС отменить постановления апелляции и кассации страховщику не удалось. По возвращении из совещательной комнаты председатель ВАС Антон Иванов огласил мотивировочную часть постановления президиума, в соответствии с которым эти акты оставлены без изменения, а надзорное заявление «Росгосстраха» — без удовлетворения.

Таким образом с этого момента все инстанции арбитражных судов Российской Федерации обязаны руководствоваться решением Президиума ВАС, согласно которому утрата товарной стоимости подлежит взысканию со Страховщика в полном объеме.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить